Заявил о побоях — обвинили в угрозе убийством

16 апреля 2018 г., 18:30:00   56   0
Заявил о побоях — обвинили в угрозе убийством

Житель подмосковного Красногорска Руслан Чащин не мог даже предположить, что визит в медицинский диагностический центр за результатами анализа крови ребенка может закончиться для него уголовным делом по обвинению в угрозе убийством. При этом поводом для расследования стало заявление самого Чащина о побоях, но полицейские решили «назначить» преступником потерпевшего.

Банальный конфликт

Утром 16 августа 2017 года Руслан Чащин приехал в «Медицинский диагностический центр» в подмосковном Красногорске для того, чтобы забрать результаты обследования. Он спешил, так как через двадцать минут его вместе с ребенком и результатами анализа ждали врачи в поликлинике. Но администратор медцентра не выдала заключение сразу, так как занималась другой клиенткой. Как рассказал Чащин ПАСМИ, он попросил войти в его положение и выдать нужный документ без очереди, но женщина пропустить его отказалась. Завязалась словесная перепалка, в результате которой клиентка обозвала Чащина «психопатом», а тот ее «дурой».

Женщина вышла из медцентра, но через несколько минут вернулась со спутником. Мужчина, по словам Чащина, схватил его за локоть, потянул к выходу, а затем неожиданно ударил в солнечное сплетение. Чащин упал и, видя, что мужчина к нему приближается, достал газовый пистолет.

«Увидев пистолет, Фомин сразу успокоился. Его агрессия испарилась. Я попросил Фомина не преграждать мне путь к выходу на улицу. Через несколько секунд я уже сел в машину, увидел вышедшую из медцентра Татьяну Кулемину, которая показала мне вслед средний палец руки и снимала мою реакцию на телефон. После визита к врачу я позвонил по номеру 112 и сообщил о нападении на меня. Как выяснилось позже из материалов уголовного дела, возбужденного против меня, одновременно со мной в полицию позвонил и тот, кто избивал меня — Игорь Фомин, при этом Фомин сообщил, что я действовал не против него, а лишь бегал рядом с медцентром и угрожал каким-то прохожим», — вспоминает Чащин.

Разбираться в деле стал местный участковый, он же дознаватель Андрей Осипов. При этом он не опросил очевидцев угроз прохожим, а взял за основу показания участников конфликта — Игоря Фомина и его гражданской жены Татьяны Кулеминой. И в результате пришел к выводу, что заявитель Руслан Чащин угрожал убийством и Фомину с женой, и сотрудникам медцентра.

У адвоката Чащина Виталия Усманского другая версия произошедшего: «Ситуация понятна: к Чащину подошел неизвестный человек, неожиданно, ничего не говоря, не имея каких-либо законных оснований, схватил его за локоть и, используя силу, стал тянуть к выходу из медицинского учреждения, а когда не смог, с целью подавления сопротивления умышленно ударил Чащина в солнечное сплетение».

По словам защитника, для его доверителя «эти действия были неожиданными, он воспринял их как реальную опасность своему здоровью, в связи с чем был вправе применить газовый пистолет, который был у него был на законных основаниях».

«Когда хулиган прекратил свои противоправные действия, Чащин просто покинул медицинское учреждение, а о случившемся незамедлительно сообщил в службу 112. Чащин обратился за медицинской помощью в связи с полученным телесным повреждением, однако до настоящего времени объективной юридической оценки данному событию не последовало. Факт наличия этих обстоятельств игнорируется полицией, а Чащин необоснованно, а, следовательно, незаконно привлечен в качестве в обвиняемого», — отмечает адвокат.

Администратор Инна Бочарова

Между тем, в деле начали появляться новые подробности. Так, дознаватель Осипов решил, что Чащин не только подрался с Фоминым, но и избил Кулемину. Однако материалы очной ставки говорят совсем о другом: администратор медцентра Инна Бочарова утверждает, что конфликт начался, лишь когда в помещение зашел сам Фомин и подошел к Чащину. Игорь Фомин заявляет, что администратор сказала ему, что Руслан Чащин назвал Татьяну Кулемину дурой, хотя Бочарова это отрицает.

На основе этих противоречивых показаний дознаватель Осипов сделал вывод, что Руслан Чащин в присутствии администратора Бочаровой и еще одной свидетельницы — медсестры Марии Носовой — трижды ударил Кулемину. Каким образом — не уточняется.

Тем временем, Руслан Чащин пишет Осипову запросы, чтобы проверить действия Фомина и возбудить уголовное дело. Первые два обращения «заворачивает» сам Осипов, а третье — уже майор Алексей Силантьев. Силантьев не нашел признаков преступления у Фомина, а также признаков побоев у Чащина. И это несмотря на то что справка о телесных повреждениях лежала в деле с самого начала: Чащин обратился в травмпункт и «снял побои» — ушиб живота — сразу после того, как дал показания в полиции.

Странное дело

Если верить документам сотрудников полиции, то картина произошедшего выглядела следующим образом: Чащин неизвестным образом оказался в медцентре, затем Фомин предложил Чащину выйти из помещения. Тот отказался, достал пистолет и обещал «всех убить». Ни предшествовавших конфликту разговоров, ни сведений о неприязненных отношениях, сложившихся ранее со стороны администратора Бочаровой и медсестры Носовой к Чащину, о которых заявляет он сам, в обвинительном акте нет.

Майор полиции ОД УМВД по Красногорскому району Виктория Величко, которая вела предварительное следствие, в обвинительном акте из конкретных действий Чащина указала лишь на то, что он достал газовый пистолет «Сталкер» и произнес фразу: «Я вам сейчас всем устрою, я вас всех убью», а затем, увидев, как из процедурного кабинета выходит медсестра, закричал Фомину «Я тебя убью!». Доказательств этому следователь не представила, а лишь сослалась на показания медсестры.

В отчете Величко написано, что Чащин целился Фомину в спину, и бежал при этом в сторону отделения полиции. Сам Игорь Фомин в своих показаниях утверждает, что ему удалось оторваться от Чащина, после чего Фомин вернулся в медцентр. При этом Величко не указала, почему «массовое убийство» так и не произошло, и Чащин спокойно убрал свой пистолет обратно в сумку.

Значительная часть обвинительного акта, на основании которого человека хотят посадить за решетку, представляет собой набор характеристик и оценочных суждений, касающихся Руслана Чащина: «пренебрегая общепринятыми нормами морали и нравственности, выразившимися в наглом поведении», «Чащин возмущенно отреагировал на просьбу Фомина выйти из медцентра», «грубо нарушая общественный порядок», «проявляя агрессивные эмоции», «выражая явное неуважение к обществу», «желая противопоставить себя окружающим».

В разговоре с ПАСМИ дознаватель Виктория Величко отказалась комментировать ход и результаты предварительного следствия.

Интересно, что отказалась это делать и наиболее заинтересованная в огласке сторона — потерпевшие по делу. Так, администратор медцентра Инна Бочарова не стала объяснять суть конфликта: «Это бессмысленно, бесперспективно и неконструктивно».

Директор медцентра Михаил Измайлов, которого ситуация должна беспокоить не меньше, чем Чащина, потому что на кону репутация его бизнеса, так же был лаконичен: «Не буду ничего комментировать. Уголовное дело идет, расследование идет, что там комментировать? Что произошло?».

Фантомная запись

«Моя невиновность доказывалась просто — в медцентре находится камера наблюдения. Казалось бы, что проще — просмотреть эту запись и определить виновного, — говорит Чащин. — Но запись неожиданно пропала. Несмотря на то что изначально о ней говорили и сотрудники этого диагностического центра, и я, и полиция».

Если верить словам ответственного за исправную работу камеры сотрудника, видеозаписи и не существовало. «Я могу сказать, что изначально этой записи вообще не было. Потому что камера не писала. Меня попросили приехать и снять видеозапись с камеры. Я посмотрел и увидел, что, возможно, из-за какого-то сбоя запись не велась, просто камера висела», — рассказал ПАСМИ программист Степан Глотюк, обслуживающий технику в «Медицинском диагностическом центре».

Видеокамера в медицинском центре

Однако, существование видеозаписи подтверждается словами самих же сотрудников полиции, занимающихся расследованием уголовного дела, и эти слова зафиксированы на диктофонных записях, которые есть в распоряжении редакции.

Так, дознаватель Осипов в беседе с Чащиным говорит, что запись существует, что он сам ее видел, и что она доказывает виновность Чащина. Между тем, дознаватель Величко заявляет адвокату, что запись есть, но камера направлена только на кассу. А на третьей записи уже глава красногорской полиции Николай Жуков сообщает Чащину, что видеофиксация велась, но без звука.

«В здании медицинского учреждения было совершенно безосновательное, умышленное нападение на Чащина, о чем он сообщил в полицию, но его заявление, почему-то, в нарушении ст.144, 145 УПК РФ, проверялось в рамках заявления человека, который напал на Чащина. Объективным свидетельством невиновности Чащина является видеозапись с камер видеонаблюдения, установленной в медицинском учреждении, но сотрудники полиции не изъяли ее, и в дальнейшем не приобщили к уголовному делу, так как видеозаписи, согласно ответу медицинского центра, якобы нет „по неустановленным причинам“. В итоге основное объективное доказательство о невиновности Чащина в виде видеозаписи, в уголовном деле отсутствует, а обвинение против Чащина базируется на показаниях человека, который причинил телесные повреждения Чащину, а также его жены — Кулеминой. Причем остальные якобы очевидцы происшествия — администратор и медсестра — по объективным причинам не видели происходящего», — заявил адвокат Виталий Усманский.

Руслан Чащин направил обращения президенту РФ Владимиру Путину, генпрокурору Юрию Чайке, главе Следственного комитета Александру Бастрыкину и министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву. Письма уже находятся на рассмотрении.

pasmi.ru

Читайте еще

Популярные новости
Наши опросы
Как вы попали на наш сайт?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте