Сергей Лямец: «Портрет был навеселе и вообще ничего хорошего»

12 октября 2017 г., 23:24:00   29   0
Сергей Лямец: «Портрет был навеселе и вообще ничего хорошего»

Министр финансов Александр Данилюк поймал на себе сочувствующий взгляд секретарши. Он невольно оглядел свой костюм, но пятен кофе не обнаружил.

Дверь распахнулась, и из кабинета Портрета вылетел раскрасневшийся министр обороны Степан Полторак.

«Павловскому скажи, остальным нет!»

Данилюк потянулся было к нему с вопросом, но мундир хотел только одного — убежать.

«Родина в опасности!» – отмахнулся он и скрылся в лабиринтах Мордора.

«Что случилось?» – шепотом обратился министр к секретарше.

Та наклонилась к нему и почти зашептала.

«Друзья предупредили, что по дизелю надвигается…»

«Ааа…» – многосложно понял Данилюк.

По дизелю могло быть только «Трейд Коммодити», контора Грановского и Адамовского. Уже полтора года Минобороны и «Укрзалізниця» закупали у них топливо. Обиженные WOG и «Окко» мочили конкурента, но сделать ничего не могли.

«Уже, б…, границу переходят!» – откуда-то из застенка раздался глухой голос.

Тяжелая дверь опять распахнулась, и оттуда неторопливо вышел организатор голосований в Раде Игорь Кононенко. Грановский был его помощником. Игорь Витальевич довольно улыбался и пытался сделать вид, что спокоен. Следом за ним в приемную вплыл легкий перегар.

«О, McKinsey! – Кононенко узнал министра. – Давай, давай!»

«Александр Александрович…» – пригласила секретарша.

Министр глупо улыбнулся в ответ и нырнул в берлогу.

«Саша, мне пох…, что ты мой земляк!» – встретил его с порога Портрет.

«Ой», — подумал в ответ Данилюк и вспомнил взгляд секретарши.

Портрет был навеселе и вообще ничего хорошего. Министр включил режим «Переживем и это» и занырнул в собственную папку.

«Саша, где деньги?!» – неожиданно поинтересовался Портрет.

«Так… мы сразу все перечислили», — поднял головуДанилюк.

Портрет не понял и уставился на него злющим взглядом в раскрасневшейся оправе. Наконец, он догадался, что министр говорит о выкупе старых еврооблигаций.

«Та нет! – отмахнулся Портрет. – Почему из бюджета ничего не платишь?»

Данилюк почему-то вспомнил крылатое «Сейчас будут бить».

«Нуу? – Портрет достал откуда-то шпаргалку. – 40 миллиардов недофинансирование!»

Данилюк отложил папку и стоически поднял голову. Да, он не подписывал документы на расходы.

«Денег нет, Петр Алексеевич», — сдавленно произнес министр.

«Что?!» – не расслышал Портрет.

«Денег… нет…»

«Как нет?»

Данилюк залез в папку и начал рассказывать.

«От приватизации ничего нет. ОПЗ и «Центрэнерго» до сих пор не проданы», — начал он.

«Не твое, б…, дело! – отрезал Портрет. – И что?»

В папке еще было.

«План по заимствованиям не выполнен».

«Как не выполнен? Ты 3 ярда взял?»

«Да, но 1,7 ушли на погашение».

«Ну и что?» – налились кровью глаза Портрета.

Ходили слухи, что он неплохо заработал на досрочном погашении старых евробондов.

«Ну, для бюджета реально получается 1,3 ярда».

«Ты меня математике учить собрался?»

Данилюк полез в бумаги дальше.

«Где деньги на оборонный заказ?»

Перед глазами министра возникли образы святого Турчиния и святого Гладковия.

«У меня на счетах нет ничего», — оправдался он.

«Как у тебя нет ничего? Ты полтора ярда Януковича получил?»

«Да, но их надо через Раду пропустить».

«В смысле?! Ты же пропустил», — напомнил Портрет об июньском голосовании на 26 миллиардов гривен.

«Ну, мы там только часть прописали», — уклончиво ответил министр.

«А почему только часть?» – вгляделся в него президент.

Вот теперь Данилюк искренне пожалел, что у него нет катапульты.

«Ну, я оставлял резерв на конец года», — соврал министр.

«Зачем резерв?»

«Ну, потому что денег нет».

Портрет полез в шпаргалку.

«У тебя перевыполнение по доходам 20 ярдов. Как денег нет?»

Министр наклонился вперед, снизив громкость почти до шепота.

«Это началось в феврале. Три дня с минусом на счету…»

Портрет вошел в режим ожидания.

«В марте – 17 дней… В апреле 11. В мае 12. В июне 14».

«В июле – почти все дни…»

Портрет залез в шпаргалку и увидел там другую цифру. Он нехорошо так улыбнулся.

«Вот смотри, — ткнул он бумажкой в сторону Данилюка. – У тебя 60 ярдов на казначейском счету в начале октября!»

«Это не мои», — вгляделся в бумажку министр.

«А чьи?»

«Это местных бюджетов».

Еще при Ющенко придумали, что правительство и местные администрации держат все деньги на одном счету. Идея была гениальной. Теперь у правительства всегда был кэш. Портрет вспомнил, как в былые годы оппозиция дружно жарила Николая Яновича за то, что он платит по расходам правительства из денег местных бюджетов. Несчастному Азарову доставалось за несчастные пару-тройку ярдов.

«А сколько ты у них уже вынул?»

«Ну, стабильно больше десятки».

На несколько секунд Портрет занырнул в пучину безысходности. Он согнул спину и уставился в стол. Данилюк отложил катапульту и принялся наблюдать.

Внезапно матрица дала сбой. Лицо Портрета опять налилось кровью, дыхание стало шумным, а взгляд налился гневом.

«Х… ты мне тут заливаешь?!» – воскрес он из небытия.

Данилюк принялся бессознательно что-то искать левой рукой.

«У тебя профицит! У тебя полтора ярда Януковича! У тебя бабки от евробондов! Какое н… нет денег?!»

Министр задышал.

«Где деньги на армию? Где на СБУ и прокуратуру? Где на пенсионную реформу?!»

Министр молчал.

«Почему не подписываешь документы? Почему люди мне постоянно на тебя жалуются?!»

Данилюк вдруг осознал, почему против него открыты уголовные дела.

«Так что, будем вспоминать Изосимову и британские компании?» – начал переть Портрет.

«Будем рассказывать про вид на жительство и аренду недвижимости?» – продолжил он.

Перед глазами министра пролетело монументальное величие Лондона.

«Будем про вашу шаражку из McKinsey?» – вернул его на родину Портрет.

Данилюк выдохнул. Он уже решился одолжить еще немного у местных бюджетов.

«Петр Алексеевич, я прямо сегодня учту все замечания».

Портрет довольно откинулся в кресле и принялся изучать министра. В его глазах читалось эпическое недоверие.

«Разрешите идти?» – попросился Данилюк.

Портрет отпустил министра и поднял трубку.

«Алло, Юра? Что там с делом Данилюка?» — мрачно произнес он.

Голос что-то ответил.

«Ты по всей строгости давай», — кивнул Портрет.

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.

Лямец Сергей

Читайте еще

Наши опросы
Как вы попали на наш сайт?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте