Как украинка и ее американский бойфренд детское порно снимали

19 июня 2017 г., 17:51:00   44   0
Как украинка и ее американский бойфренд детское порно снимали

В федеральном суде Восточного округа штата Нью-Йорк в городке Сентрал-Айслип на Лонг-Айленде 6 июня приговорили к 60 годам лишения свободы, то есть фактически к пожизненному заключению, 50-летнего Джозефа Валерио. Как утверждала прокуратура, подруга Джозефа Валерио, гражданка Украины Олена Каличенко, которой сейчас 30 лет,  с апреля по ноябрь 2012 года прислала из Киева американскому бойфренду проект создания порнофильмов с участием ее двухлетней дочери.

В ноябре 2014 года, после двух недель слушаний и меньше чем за три часа совещания присяжные – 10 женщин и двое мужчин, признали его виновным в производстве порнофильмов с участием малолетнего ребенка.

В обвинении уточнялось, что риэлтор и отец двух детей Валерио живет на Лонг-Айленде в городке Смиттаун, был арестован агентами ФБР в феврале 2014 года и освобожден под залог в 3 млн долларов. В том же году его снова арестовали, уже без права освобождения, и с тех пор он содержится в бруклинской федеральной тюрьме MDC.

Как утверждала прокуратура, подруга Джозефа Валерио, гражданка Украины Олена Каличенко, которой сейчас 30 лет, в неуточненное время улетела из США на родину в Киев и с апреля по ноябрь 2012 года прислала оттуда американскому бойфренду проект создания порнофильмов с участием ее двухлетней дочери. Предполагалось, что Валерио напишет сценарии, а Каличенко будет продюсером, и итоге она прислала ему больше 30 таких видеофильмов, за что он ей платил.

После ареста Джозефа Валерио агенты ФБР заманили Олену Каличенко в США, сообщив, что она должна стать не более чем свидетелем по делу о детской порнографии, и арестовали ее в нью-йоркском аэропорту Кеннеди 21 июля 2014 года. С тех пор Олена сидит в той же бруклинской федеральной тюрьме MDC, что и ее бойфренд и соавтор.

Под залог ее не выпускают, поскольку Олена иностранка, к тому же опасна для общества своей кинопродукцией. 1 апреля прошлого года в федеральном суде на Лонг-Айленде Каличенко признала себя виновной в сговоре с целью сексуальной эксплуатации ребенка и производстве детской порнографии с целью ее доставки в Соединенные Штаты. По условиям признания вины, Олена согласилась на лишение свободы минимум на 15 лет, и судья Джозеф Бьянко вынесет ей приговор 22 июня. Олену Каличенко защищали предоставленные судом адвокаты Рэнди Чавес, а затем Роберт Ла Руссо.

При обыске дома Джозефа Валерио в Смиттауне агенты ФБР нашли скрытые видеокамеры, компьютеры и съемочную площадку в подвале, а изучение всего этого дало следователям основание утверждать, что в сентябре 2010 года Валерио сам снимал такие порнофильмы с участием 6-летней девочки. В памяти компьютера Джозефа Валерио следователи нашли 22 видеоклипа с изображением этой девочки в парике и рубашке, но больше без ничего. В другом клипе эта же девочка позировала на диване в кружевных чулочках, а остальные клипы, по словам агентов ФБР, были слишком непристойными, чтобы их описывать.

Обе девочки проходят в делах Валерио и Каличенко, как «Джейн Доу-1» и «Джейн Доу-2». Комментируя приговор Джозефу Валерио, временный федеральный прокурор Восточного округа штата Нью-Йорк Бриджет Роде заявила, что 60 лет тюрьмы «гарантируют, что в течение своей жизни подсудимый больше никогда не нанесет вред ребенку и послужат уроком всем, кто делает свои жертвами детей». Согласно приговору, после освобождения Валерио будет обязан регистрироваться в полиции по месту жительства как сексопат, но в сто лет на нашей грешной земле это ему вряд ли понадобится, а в преисподней такой регистрации нет.

С учетом специфики обвинений и доказательной базы в открытом доступе очень мало судебных документов об Олене Каличенко. Известно, что Джозеф Валерио встретил Олену на украинском сайте знакомств, и она оказалась в США в 2010 году. При аресте в 2014-м она рассказала, что хотела выйти замуж за Джозефа, хотя во время секса он давал ей пощечины и говорил, что снимает их занятия любовью, а затем продает эти записи. Вернувшись на Украину, она поддерживала с ним отношения, а порносцены со своей маленькой дочкой снимала и передавала ему по мобильнику. Не уточняется, кто отец ее дочери, которой в 2012 году было два года, а Олене, соответственно, 25 лет.

После ареста Джозефа Валерио в феврале 2014 года Олена сама связалась в Киеве с представителями властей США и призналась, что делала с ним детскую видеопорнографию, за которую он заплатил ей в общей сложности около 20 тыс. долларов. Но также известно, что о совместном международном порнопредприятии Валерио и Каличенко агенты ФБР узнали в конце 2013 года, и в начале 2014-го вместе с полицейскими лонг-айлендского графства Саффолк обыскали дом Валерио в Смиттатуне. Также известно, что Валерио и Каличенко попали в волну федеральных расследований дел о детской порнографии «Project Safe Childhood», которую наше министерство юстиции инициировало в 2006 году.

В обвинительном акте, который был предъявлен Олене Каличенко 26 февраля 2014 года и занимает всего 5 страниц, четырежды (по числу вменяемых ей преступлений) повторяется, что «между 1 апреля и 1 ноября 2012 года, обе даты приблизительные, на территории Восточного округа штата Нью-Йорк и вне ее обвиняемая Олена Каличенко с другими лицами сознательно и умышленно использовала, соблазняла убеждала, побуждала и принуждала малолетнюю, а именно «Джей Доу-1» к сексуально-откровенному поведению вне Соединенных Штатов, их территорий и владений, с целью производства одного или больше видеоизображений такого поведения, рассчитывая, что эти видеоизображения будут вывозиться и передаваться в Соединенные Штаты, на их территории и владения с помощью средств и предприятий межштатной и международной торговли и почты... « Учитесь, дамы и господу, лапидарному языку нашей юриспруденции.

Не менее поучительно письмо, которое 30 марта 2016 года, то есть накануне ее признания виновной, направили судье Джозефу Бьянку еще не уволенный Трампом федеральный прокурор Восточного округа Роберт Кейперс и его помощник Амит Кабравала, который представлял обвинение. На случай суда присяжных прокуроры рекомендовали судье проинструктировать их об особенностях дел такого рода, и эта инструкция в 4 пунктах от имени судьи звучала так: «Данное дело может привлечь внимание газет и вызвать разговоры на радио и телевидении. Если внимание СМИ будет привлечено во время суда, вы должны изолировать себя от любой информации об этом деле за исключением той, которая доходит до вас в зале суда в качестве доказательств. Если вас выбрали в состав [присяжных], и вы пришли домой, взяли газету и увидели что-то об этом деле, вы должны немедленно отложить такую газету. Не читайте эту статью. Я также предупреждаю вас не слушать радио и не смотреть телевизор, если там обсуждают это дело. Все ли согласны с моими инструкциями?»

Во втором пункте судья Бьянко по совету прокуратуры предупреждал присяжных, что «подсудимую обвиняют в незаконном производстве сексуально откровенных изображений малолетней, но обвинение – еще не доказательство, бремя которого, вне сомнений, лежит на прокуратуре». Присяжным на процессе Олены Каличенко будут показаны «сексуальные изображения лиц, которых обвинение считает малолетними», и такие изображения могут показаться присяжным «безвкусными, оскорбительными и неприятными».

Тем не менее, наставляет их судья, «перспектива необходимости просмотра безвкусных, оскорбительных и неприятных изображений – не основание для присяжных уйти от исполнения их долга. Многие дела, как уголовные, так и гражданские, включают неприятные вещи. Если бы присяжным дали отвод на основании их требований, наша судебная система не могла бы работать. Более того, у защиты и обвинения есть право ожидать, что присяжные не станут отказываться от своих обязанностей, что им просто этого не хочется.

Далее судья, по совету прокуратуры, объяснял присяжным, что «некоторые ошибочно полагают, будто производство и доставка откровенно сексуальных изображений малолетних, а также обладание ими защищены пунктом о свободе слова в Первой поправке к Конституции или могут быть защищены другим конституционными правами». Это далеко не так, и наш Конгресс принял закон, который считает производство, доставку и хранение детской порнографии уголовным преступлением. «Неужели кто-то из вас верит, – спрашивает судья Джозеф Бьянко у присяжных по делу Олены Каличенко, – что такие занятия могут быть защищены Первой поправкой к Конституции Соединенных Штатов или любым ее положением?»

В заключение присяжных просят честно и откровенно ответить, попадали ли они, их родственники иди друзья под судебное расследование, и предлагают описать, в чем это выражалось, а также ответить, считают ли они это справедливым. В последнем вопросе к членам жюри судья интересуется, есть ли у них, их родных и близких «опыт общения с ФБР, полицией графства Саффолк, федеральной прокуратурой, министерством юстиции и другими правоохранительными органами. Опыт, который мешает им быть беспристрастными по отношению к свидетелям из этих органов. Думаю, что, прочитав это письмо Олена Каличенко подумала, что правильно решила не доверять судьбу присяжным – десяти женщинам и двум мужчинам, как это сделал ее американский бойфренд.

cripo.com.ua

Читайте еще

Наши опросы
Как вы попали на наш сайт?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте